я слишком сильно люблю Женщины не ошибаются и не обманывают, утверждая, что ими управляет, их несет нечто очень сильное, властное, требующее повиновения. Но это не любовь. Это особый душевный голод, с которым входят в жизнь множество представительниц прекрасного пола.

Ухаживание всегда было делом достаточно дорогим в чисто денежном смысле: букеты, билеты, конфеты — без гроша в кармане и думать было нечего начинать эту опьяняющую игру. Современные же романы во многих случаях финансируются из женского кошелька. Женщина делает любимому подарки, причем более дорогие, чем обычно покупает себе; женщина оплачивает совместные поездки, развлечения и даже совсем попросту кормит и поит (не только чаем и молоком).

Правила сложного психологического танца — ухаживания — подразумевают, что тому, за кем ухаживают, принадлежит окончательное право решать, как далеко зайдут отношения и когда именно состоится их переход на уровень полной близости. Это черезвычайно важное право, и кому оно зачастую бывает отдано, Вы прекрасно знаете.

Если мужчина настроен, чтобы новая знакомая отдалась ему во время второй или третьей встречи, так, скорее всего, и произойдет, хотя по большей части это ей совсем еще не нужно. Если пораспросить женщину, то окажется, что и с чисто моральной точки зрения такая поспешность ей совершенно не импонирует, ей приходиться заглушать неловкость, внутренний протест. Но ухаживать — значит исполнять все прихоти, подлаживаться, геройски сносить все неудобства.

Нравиться ли женщинам эта их новая роль?

Многим — ни капли. Они чувствуют себя обманутыми, как покупатель, которого обсчитали и обвесили. «Я так стараюсь, столько в него вкладываю, столько для него делаю, просто из кожи вон вылезаю. И как же после всего этого он со мной поступает?!» — едва ли не самая распространенная жалоба.

Когда близко знакомишься с такой парой, часто не остается никаких сомнений, что им, как говориться, на роду было написано составить счастье друг другу. И если бы партнерша не спешила, не суетилась, заняла менее активную позицию, наверняка началась бы таинственная реакция, делающая двух разных людей одним существом! И ведь внутренний голос подсказывал ей, что надо изменить тактику! Не осыпать мужчину знаками внимания и преданности, не отказывать себе во всем, лишь бы ему, ненаглядному, было хорошо.

«Недолюбленные» — так называют их психологи. То есть выросшие в условиях дефицита родительской любви. Вполне достаточно, чтобы маме, любящей и заботливой, было постоянно некогда, чтобы другие важные вещи — работа, отношения с мужем, быт — отвлекали, не давали дочери насытиться ее теплом. Для «недолюбленных» любовь мужчины значит больше, чем она значит на самом деле. Она должна дать и то, что изначально несет в себе сама гармонично развивавшаяся человеческая личность: чувство уверенности, безопасности, внутреннего равновесия.

Страх не встретить взаимности, а потом страх ее потерять толкает «недолюбленных женщин» на истинные подвиги. Но не надо упрекать мужчин в бесчувственности и неблагодарности, когда они не отвечают на это такими же движениями души. Мужчина безошибочно угадывает, что подруга, хлопоча и увиваясь вокруг него, по сути-то решает свои собственные внутренние проблемы… И ведь это только в денежных делах долг платежом красен: сколько взял, столько должен и отдать. У любви законы иные. Интерес к его персоне, готовность расшибиться ради него в лепешку вызывают, конечно, всплеск ответной теплоты, но не надолго и не всерьез. Чтобы полюбить, привязаться, любому человеку, мужчине же особенно, необходим простор для собственной активности — таков непреложный закон нашей психики. Он должен пройти свою часть пути до места встречи. Не так важно, окажется ли она больше или меньше половины или путь разделиться равно пополам — важно, чтобы ни один не двигался за другого. А то, что легко приходит, легко и уходит.

Есть старый закон: любовные отношения, и супружеские в том числе, лучше всего удаются тем, для кого они не чересчур много значат. Жизнь без любви пуста. Но и быть ее стержнем, ее единственным наполнителем нашему великому чувству вовсе не предназначено.