Короткие любовные романы У красивого слова «альфонс» совсем некрасивый смысл, который поначалу скрывается за романтической дымкой страстных признаний. А потом — бьет по чувствам и самооценке женщины…
Лидия вновь и вновь перечитывала жестокие строки. Сомнений не было — это Максим бахвалится на интернет-форуме своими успехами. Ее нежный мальчик, страстная и, как казалось, взаимная поздняя любовь. Она отошла от компьютера. Главное — не подать виду, когда он выйдет из ванной…
«Прохожу мимо института. Стоит дорого одетая дамочка лет 35. «Сессия успешно сдается?» — спрашиваю с как можно более невинным видом и улыбкой. Дурочка радостно смущается и сообщает, что давно не студентка. Как будто это для кого-то загадка! Я ненатурально удивляюсь — и она на крючке. К слову упомяну, что никогда бы не стал встречаться с женщиной старше и обеспеченней себя, но просто не устоял. Учитесь, друзья! Сейчас «мамочка» меня полностью обеспечивает и счастлива…»

Мой милый мальчик

«Сессия успешно сдается?» — юноша так походил на ее первую любовь, пятикурсника Сергея, на которого тайком заглядывалась толстенькая отличница Лидочка в стоптанных ботинках. И пусть сейчас у начальника отдела Лидии точеная фигура, натуральный загар и дорогие вещи — в обществе красавцев она все еще ощущает себя неуверенно, а в ушах звучит смех Сергея на выпускном: «Приглашаешь? Ну, если в благодарность за списанные тесты».
Она старалась выглядеть спокойной, хотя и разрешила проводить себя до дома. А утром у подъезда увидела рассыпанные ромашки и надпись мелом: «Лидочка-не-студентка, я счастлив, что познакомился с тобой! Макс».
Вечером Максим ждал ее возле дома — взволнованный, с огромным букетом ромашек. Потом были стихи и песни под гитару, разговоры часами и признания со слезами на глазах, ночные прогулки и вальс на мостовой, под музыку из плеера Макса. Все это действовало безотказно и, как похвалялся потом пылкий влюбленный, не стоило ему ни копейки. Но тогда у Лиды мыслей таких не было: чувства к Максу захлестнули ее с головой. Никто из мужчин не был с ней столь внимателен и ласков, нежен и искренен. В юности мужчины ее не замечали, а со временем стали считать надменной бизнесвумен. Настороженность принимали за холодность, а высокая зарплата и положение пугали. «Женщина-начальник не сможет стать просто женщиной», — на этой фразе год назад закончились последние серьезные отношения. И тут Макс — милый, неискушенный, которому никакого дела не было ни до ее доходов, ни до служебного положения. По крайней мере, тогда она была в этом уверена.

Вашу карту!

Все началось с того дня рождения — Лида наконец решила представить юного возлюбленного друзьям. Но Макса это не обрадовало. «Я не смогу», — он отвел глаза. У Лиды внутри все похолодело. «Наверняка стесняется, что я старше. Не хочет серьезных отношений», — пронеслось в голове. Максим нежно обнял ее за плечи: «Пожалуйста, не думай, что дело в тебе. Просто я не могу пойти в твою крутую компанию в таком виде — у меня даже костюма приличного нет. И купить я его не могу — уволили неделю назад. Не хотел тебя расстраивать…»
«Макс, что за ерунда, — Лида облегченно вздохнула, — я куплю тебе десяток костюмов, поехали». Максим помрачнел еще больше: «Я мужчина и должен сам зарабатывать. Я так привык! А сейчас у меня нет денег, и за квартиру нечем платить. Придется уехать в родной город, к родителям… хотя не представляю, как буду жить там без тебя».
Сердце женщины сжалось. После долгих уговоров Макс согласился взять деньги («Только в долг, любимая») и переехать к Лиде («Скоро я приведу тебя в нашу совместную квартиру»).
Постепенно щепетильность Максима сошла на нет — он брал деньги то на новый телефон, то на лекарства родителям, то на подарок для сестренки. После этого любимый становился особенно внимательным и повторял, что Лида единственная, кто его понимает, его путеводная звезда и награда.
Полгода спустя у мальчика появился роскошный гардероб, самые модные гаджеты, привычка к дорогим ресторанам и поездкам на такси. С работой не получалось — найти дело по душе Макс никак не мог. Правда, однажды он занялся с приятелем каким-го бизнесом, но стал жертвой обмана, и Лиде пришлось в очередной раз раскрывать кошелек. «Я все отдам сторицей, вот увидишь», — привычно повторял Макс, и влюбленная женщина кивала. Они поругались из-за денег лишь однажды, когда Макс снял с карточки крупную сумму и не поставил ее в известность.
«Может, ты будешь так любезен давать мне отчет о том, куда уходят мои деньги?» — не выдержала Лида. Максим побледнел. Он молча снял дорогие часы, бросил на стол ключи от квартиры…
«Прости… Я слишком долго сижу у тебя на шее, — его губы дрожали. — Конечно, я мог бы пойти работать — официантом или грузчиком, а не искать дело по душе. И найти девочку попроще, а не женщину своей мечты. Я больше не буду обременять тебя». Макс пошел к двери, и Лида бросилась за ним. После уговоров юноша согласился остаться и даже взять карточку. Но что-то в его взгляде насторожило Лиду.
Подруги возмущались: «Завела себе альфонса!» Коллеги шептались за спиной, когда Макс приезжал встречать ее. Впрочем, в последнее время — все реже. Он стал часто ездить на собеседования, проходившие в нерабочее время. И после этого от Макса пахло духами…

Для чего ты еще нужна?

— Господи, ты как ребенок — ну в машине был освежитель, — смеялся Максим и целовал ее. Лида плакала, скандалила, в какой-то момент решилась и предложила прервать отношения, превратившиеся, как понимала, в болезненную зависимость. И Макс опомнился — стал проводить вечера дома и… даже почти нашел работу.
И вот теперь этот мерзкий пост на форуме. Лида опустилась на диван — события последних шести месяцев сложились в ясную и неприглядную картинку…» Мамочка» — так вот почему в разговорах по телефону Макс часто упоминал это слово. «Я должен слушаться мамочку» — сколько раз она слышала это, считая, что речь идет о матери Макса, с которой он давно уже обещал ее познакомить. Дура! И дело не в деньгах, которые из нее выкачивали (да пропади они пропадом!), а в чувствах, в ее нелепых мечтах…
— Солнышко, погуляем? — предложил Максим, выйдя из ванной.
Они шли по дороге, Макс нежно держал ее за руку и подозрения показались глупыми — может, это розыгрыш?! У Макса зазвонил телефон.
— Нет, не могу — да, мамочкам такое не нравится, — захохотал Макс, и Лиду словно окунули в холодную воду.
— Мамочка не против, сынуля. Только сначала она заберет у тебя ключик от квартиры, хорошо? Пора взрослеть — и тебе, и наивной дамочке за 35, правда? — спокойно сказала она.
— Только не говори, что ничего не понимала! — вдруг заорал Макс. — У нас был договор, просто его никто не афишировал. Ты мне — сытую жизнь, я тебе — иллюзию большого светлого чувства. Да зачем ты еще-то нужна?
— Я любила, — прошептала Лида.
— Какая еще любовь? За мной знаешь какие молоденькие красотки бегают, только пальцем помани, — мерзко захохотал он.
Лида закрыла глаза. Действительно, зачем она нужна и кому?
—  Немедленно извинись, мальчик! — Лиду вернул из небытия спокойный низкий голос. Высокий мужчина лет сорока смотрел на Макса так, что это не сулило ничего хорошего. Парень явно струсил — плечи его опустились, глаза забегали.
— Так разговаривать с женщиной недопустимо. Впрочем, такие, как ты, вряд ли могут это понять, — незнакомец говорил с такими достоинством, что не послушать его казалось немыслимым.
— Извини, — пробормотал Макс и ушел не оборачиваясь. А Лида внезапно почувствовала облегчение.
— В жизни всякое случается, — тихо произнес мужчина, — но чашка крепкого кофе с пирожными еще никому не повредила. Составите мне компанию?
» Ровесник мой — уже плюс», — грустно усмехнулась про себя Лида. Было больно, кружилась голова, и голову эту так мучительно хотелось положить на сильное и верное плечо. И отчего-то верилось в хорошее…